Метформин – лекарство от всего?



Юлия Коровски, XX2 век

Мы тут, в редакции «XX2 века», очень любим метформин и рассказываем о нём при любом удобном случае. Сегодня он подавляет рост раковых клеток, завтра – борется с воспалением, послезавтра – помогает похудеть, а на следующей неделе и вовсе продлевает жизнь.

Оглавление:

У читателей могло сложиться впечатление, что это лекарство побеждает любые болезни. К сожалению, это не совсем так и почти к каждой хорошей новости прилагается «да, но». Так что мы решили снова написать про метформин – на этот раз большой текст, который пояснит тем, кто всё пропустил, откуда взялся этот препарат, что им лечат и насколько успешно.

История

Всё началось с травы. Козлятник лекарственный, он же козья рута, он же итальянский хорёк, он же, по-научному, Galega officinalis – многолетнее травянистое растение. В средневековой Европе им лечили частое мочеиспускание – один из симптомов диабета – и некоторые другие болезни. Как давно козлятник используют в народной медицине, сказать сложно, но известно, что знаменитый английский эскулап Николас Калпепер (Nicholas Culpeper) упоминал о нём ещё в 1652 году в книге «Английский врач».

Galega officinalis – дедушка самого популярного антидиабетического препарата



В конце XIX века учёные вплотную занялись козлятником и выяснили, что он содержит большие количества гуанидина (это бесцветное кристаллическое вещество впервые синтезировали в 1861 году). В 1918 году в ходе опытов на кроликах учёные показали, что гуанидин снижает уровень глюкозы в крови. Но соединение оказалось слишком токсичным, и лечить людей им было нельзя, поэтому учёные начали экспериментировать с производными гуанидина. В 1922 году Эмиль Альфонс Вернер (Emil Alphonse Werner) и Джеймс Белл (James Bell) в процессе синтеза N, N-диметилгуанидина получили диметилбигуанидин, известный нам как метформин, а семь лет спустя немецкий учёный Карл Слотта (Karl Slotta) протестировал его на животных. Были и другие препараты на основе гуанидина – галегин (изоамилен-дигуанидин), бигуаниды Синталин A и B. Синталины даже какое-то время использовали в клиническое практике, но после того, как началось промышленное производство инсулина (в 1923 году компания Eli Lilly and Company начала продавать его под названием «Илетин»), о производных гуанидина подзабыли.

В 1949 году метформин попал в руки филиппинского инфекциониста Эусебио Гарсия (Eusebio Garcia). Он называл вещество «флумамином» (flumamine) и лечил им грипп и малярию. Год спустя в статье Fluamine, a new synthetic analgesic and antiflu drug (Флумамин: новый синтетический обезболивающий и противопростудный препарат) Гарсия рассказал, что одна-единственная инъекция лекарства облегчила головную боль тридцати пациентов и полностью вылечила их за 24 часа. Точного механизма действия врач не знал, и предположил, что флумамин снижает концентрацию сахара в крови, но никаких доказательств не предоставил.

Этих спекуляций хватило, чтобы заинтересовать другого медика – француза Жана Стерна (Jean Sterne), специалиста по диабетологии. Он провёл эксперименты на собаках, крысах и кроликах и обнаружил, что полугодовое лечение не отразилось ни на их развитии, ни на функции печени. Даже при вскрытии не удалось обнаружить никаких аномалий. Стерн провёл клинические испытания на людях, обозвал препарат «глюкофагом» («пожирателем сахара») и начал лечить им диабетиков.

У метформина почти сразу появились конкуренты – более мощные феноформин и буформин. Но эти препараты вызывали лактатацидоз – опасное состояние, которое сопровождается угнетением ЦНС, нарушением дыхания, функций сердечно-сосудистой системы и мочевыделения. Поэтому к концу 70-х ими перестали пользоваться в большинстве стран. И вот тогда метформин стал основной альтернативой инсулину. В конце 50-х его продавали во Франции и в Великобритании, в 70-х – в Канаде, а на американский рынок он попал только после одобрения Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (Food and Drug Administration, FDA) в 1994 году. Там он довольно быстро стал «бестселлером»

Что мы знаем о метформине



Сейчас метформин считается «препаратом первой линии» для лечения диабета 2 типа. Основное его преимущество в том, что он практически не вызывает гипогликемии, это отличает его от инсулина и другого класса сахароснижающих средств – производных сульфонилмочевины. Метформин снижает концентрацию глюкозы в крови путём угнетения её образования в печени, в то время как препараты сульфонилмочевины увеличивают выделение инсулина из бета-клеток в поджелудочной железе. Кроме того, он не способствует набору веса. Побочные эффекты у него, конечно, тоже есть, неприятные, но не смертельные: самые распространённые – желудочно-кишечные расстройства, в частности – тошнота, рвота, метеоризм и диарея. А снижение аппетита даже полезно.

Многое из того, что нам известно о влиянии метформина на здоровье, мы знаем благодаря клиническим исследованиям. Этот препарат изначально разрабатывали для снижения сахара в крови, и изучали его, конечно, прежде всего, в контексте диабета. Для того чтобы говорить о преимуществах и недостатках метформина, нужно хотя бы немного рассказать о том, как медики добывали эти сведения – иначе история превратится в «учёные доказали». Вот некоторые из самых значимых клинических испытаний, посвящённых диабету 2 типа:

  • The University Group Diabetes Program, UGDP (Диабетическая программа университетской группы)
  • United Kingdom Prospective Diabetes Study, UKPDS (Британское проспективное исследование диабета)
  • Diabetes Prevention Program, DPP (Программа по профилактике диабета)

UGDP было первым рандомизированным клиническим испытанием, посвящённым диабету. В нём приняли участие 1027 человек, исследование длилось 21 год, с 1960 по 1981, а первые результаты были опубликованы в 1970 году. Учёные хотели узнать, какое лекарство эффективнее всего предотвращает развитие сердечно-сосудистых осложнений. Клиническое испытание подверглось ожесточённой критике, в том числе из-за ошибок при рандомизации. Однако FDA не нашло оснований не доверять его выводам. Метформин участники не принимали, но UGDP объявило неэффективным другое лекарство того же класса – фенформин, и в результате лекарство «по аналогии» не одобрили для применения в США. Именно благодаря UGDP выход лекарства на рынок этой страны отложили на много лет.

UKPDS стало самым крупным на тот момент клиническим исследованием – оно включало 5102 больных диабетом второго типа. Испытание длилось 20 лет, с 1977 по 1997 годы. UKPDS должно было ответить на вопрос: может ли интенсивный контроль уровня глюкозы в крови предотвратить развитие осложнений, и какое лекарство подходит для этого лучше всего? Участники принимали препараты сульфонилмочевины первого поколения, инсулин или соблюдали диету. После публикации результатов, медики стали чаще рекомендовать метформин.

В DPP приняли участиечеловек. Целью исследования было найти самый эффективный способ профилактики диабета 2 типа у людей с предиабетом. Для этого одной группе предлагали диету, упражнения и изменение образа жизни, другой – метформин, а третьей – плацебо. После клинического испытания провели ещё одно – Diabetes Prevention Program Outcomes Study, DPPOS или, по-русски, «Программа по профилактике диабета: исследование последствий». Медики изучили состояние здоровья участников DPP спустя 15 лет.

В ходе UKPDS метформин получали только пациенты с лишним весом. Результаты показали, что лекарство снижает риск смерти от осложнений диабета на 42% и смертность от всех причин – на 36%. Хороший результат, но он не так впечатляет, если учесть, что лекарство сравнивали с обыкновенной диетой. Риск сердечно-сосудистых осложнений у пациентов на метформине, инсулине и препаратах сульфонилмочевины практически не отличался. В паре с производными мочевины лекарство даже увеличивало смертность. Зато, в отличие от остальных средств, метформин не способствовал набору веса и реже вызывал гипогликемию. Поэтому учёные предложили ни много ни мало назначить метформин препаратом первой линии при лечении больных с ожирением. Это и положило начало его популярности.



DPP/DPPOS показали, что приём метформина может снизить риск развития диабета у людей с предиабетом на 31%. Но лучше всё-таки изменить образ жизни – в таком случае заболеваемость снижается на 58%. Старая добрая физкультура и диета оказались почти в 2 раза эффективнее. Зато у лекарства обнаружилось другое преимущество – метформин помогал сбросить вес. Люди с предиабетом, принимавшие препарат, в среднем теряли около двух килограммов. Эффект сохранялся всё время, пока участники исследования пили таблетки, при этом лекарство хорошо переносилось.

Конечно, были и другие исследования метформина и даже метаанализы этих исследований. Однако о преимуществах и недостатках этого препарата мы знаем ещё не всё. Например, учёные до сих пор пытаются разобраться, как метформин влияет на развитие сердечно-сосудистых заболеваний и смертность – данные на этот счёт противоречивы. Обзор 30 работ от 2011 года показал, что лекарство от диабета не приносит сердцу ни существенного вреда, ни весомой пользы, и выглядит молодцом только по сравнению с плацебо или полным отсутствием лечения. Статья от 2016 года, в которой анализировали 300 исследований, говорит, что отношении смертности и сердечно-сосудистых заболеваний между девятью классами сахароснижающих средств вообще нет разницы. Однако авторы анализа признают, что в отобранных статьях был высок риск предвзятости – больше, чем в половине публикаций информация подавалась избирательно, а в работе над ними участвовали спонсоры. С другой стороны, свежее исследование на основе 17 публикаций показывает, что у пациентов с хронической болезнью почек, застойной сердечной недостаточностью и хронической печёночной недостаточностью метформин смертность всё-таки снижает.

В России и США метформин одобрен только для лечения диабета 2 типа, но им пытаются лечить и другие заболевания. И чем больше становится известно о механизмах действия и влиянии препарата на организм, тем активнее ему ищут новое применение.

О том, что приём метформина сопровождается снижением веса, известно давно. DDP и DDPOS не открыли врачам глаза, а только подтвердили предыдущие наблюдения. Поэтому медики попробовали лечить метформином здоровых людей с ожирением. Одно из первых таких исследований вышло в 1970 году в журнале Lancet. Учёные сравнивали эффективность метформина и фенфлурамина на примере 34 женщин в возрасте 22– 59 лет. После 8 недель терапии они пришли к выводу, что фенфлурамин работает лучше, да и побочных эффектов у него меньше.

Работы от 1998 и 2001 года реабилитировали сахароснижающий препарат и показали, что он снижает вес и у недиабетиков, но позже вышел метаанализ, который поставил эти результаты под сомнение. Учёные отобрали 57 исследований и 48 из них исключили, потому что они не соответствовали стандартам проведения клинических испытаний. Осталось всего 9 – и после анализа стало ясно, что данных об эффективности метформина недостаточно. Спустя 3 года вышел ещё один обзор и подтвердил результаты предыдущего. Метформин, вроде бы, снижал вес на 3–9 килограммов, но выборка таких исследований была маленькой, продолжительность – короткой, а дизайн – «слабым». К тому же участники помимо приёма лекарства занимались физкультурой – попробуй разберись, что именно помогло им похудеть. Несколько более длительных испытаний, лишённые этих недостатков, показали только незначительное снижение веса.


Четыре года назад опубликовали результаты, пожалуй, самого масштабного клинического исследования, посвящённого лечению ожирения у недиабетиков. Если в предыдущих работах речь шла о трёх-четырёх десятках человек, то теперь добровольцев было 200. 20% вообще не смогли сбросить вес, а 9 человек его набрали. Оставшиеся участники исследования теряли, в среднем, 5% массы тела, и больше всего препарат помогал людям с нарушением восприимчивости к инсулину. Но и в это исследование вкрался методологический подвох: не было рандомизации контрольной группы.

Детей и подростков с лишним весом метформином тоже лечат, но не особенно успешно. В 2016 году Кокрейн (Cochrane) – международная НКО, которая изучает эффективность технологий здравоохранения – представила систематический обзор и показала, что не только метформин, но и остальные лекарства у этой категории населения неэффективны. Да и качество доступных данных ожидает желать лучшего. В общем, медики признают, что рекомендовать диабетический препарат для лечения ожирения и детям, и взрослым пока рано. Проблему по-прежнему решают, в основном, диетой и физкультурой.

Другое применение метформина – лечение синдрома поликистозных яичников (СПКЯ). СПКЯ – это состояние, при котором у женщин повышается уровень мужских гормонов (андрогенов), нарушается работа яичников и сбивается менструальный цикл. В результате овуляции не происходит, и забеременеть становится сложно (хотя и не всегда невозможно). У многих больных начинается избыточный рост волос на лице и теле, появляется акне, а примерно половина набирает лишний вес. До конца разобраться в причинах СПКЯ не удалось, и вылечить его раз и навсегда не получается. Но уже известно, что болезнь связана с нечувствительностью тканей к инсулину, а у женщин с этим синдромом повышен риск развития диабета 2 типа. Метформин, который борется с инсулинорезистентностью, здесь как будто кстати.

Но не всё так просто. В 1994 году препарат хорошо себя зарекомендовал – тогда венесуэльские учёные провели исследование с участием 29 женщин, у 7 из которых восстановился менструальный цикл, а трое спонтанно забеременели. «При помощи метформина можно обратить многие, если не все, метаболические расстройства СПКЯ», – писали авторы. Правда, тут же оговаривались, что не проводили рандомизацию и не использовали плацебо для сравнения. Однако более крупные и продуманные клинические испытания 2006–2007 годов не подтвердили оптимистичные предположения. Метформин стимулировал овуляцию не особенно эффективно и уступал кломифену (торговое наименование – Клостилбегит).

Согласно клиническим рекомендациям международного Общества эндокринологов (Endocrine Society), диабетический препарат помогает при нарушениях метаболизма и нерегулярных месячных, но ограниченно эффективен или не эффективен при лечении бесплодия, акне и избыточного роста волос. К аналогичному выводу пришли участники семинара, организованного Американского общества репродуктивной медицины (American Society for Reproductive Medicine). Они рекомендовали метформин только женщинам с нарушением толерантности к глюкозе. А вот кокрейновский обзор от 2014 года говорит, что лекарство эффективнее, чем плацебо и повышает шанс забеременеть. Правда, качество доказательной базы исследований признали низким, а вероятность ошибки – высокой.

А ещё метформин, теоретически, может помочь в борьбе с раком. Но насколько эти надежды оправданы, пока неизвестно. Всерьёз присматриваться к лекарству с этой стороны стали только 12 лет назад – ничтожный срок, если вспомнить, сколько времени длилось, к примеру, UKPDS. В 2005 году Джози Эванс (Josie Evans) и её коллеги из Университета Данди (University of Dundee) сообщили, что приём метформина на 23% снижает заболеваемость онкологическими заболеваниями среди диабетиков. К таким выводам они пришли после анализа данных электронной медицинской базы данных DARTS.



Публикация вдохновила остальных медиков, и они принялись перепроверять выводы коллег с помощью других медицинских реестров. Постепенно пользу метформина подтверждали всё больше исследований. Появились обзоры научных работ, которые показывали снижение заболеваемости на уровне 31–34%. Затем – эксперименты на клеточных культурах и мышах. Оказалось, что у грызунов под влиянием диабетического препарата рост опухолей замедляется аж на 50% – правда, лекарство им скармливали в дозах, превышающих человеческие.

Почему же нельзя порадовать читателей и сказать, что мы наконец нашли новое эффективное средство от рака? По двум причинам. Во-первых, абстрактного «рака» не существует – это совокупность разных онкологических заболеваний. Насколько эффективно метформин борется с каждым из них нужно проверить в ходе клинических испытаний, и этот процесс пока далёк от завершения. Во-вторых, достоверность данных, которые вызвали энтузиазм на раннем этапе, поставили под сомнение. В двух десятках работ нашли ошибки, которые могли исказить результаты. А там где не нашли, не нашли и связи между метформином и заболеваемостью раком. В общем, нужно больше времени, нужно больше исследований.

Метформин и старение

Если в СМИ упоминают метформин, речь в статье наверняка идёт о продлении жизни. Геронтологи смотрят на старое лекарство с надеждой, и у них есть для этого серьёзные основания. Во-первых, в последние годы учёные стали активно исследовать молекулярные и генетические механизмы старения. Исследования показывают, что ограничение потребления калорий увеличивает продолжительность жизни мышей и крыс примерно на 30–40%. Если верить статье, опубликованной в этом году, такое «лечебное голодание» продлевает жизнь и приматам. «При чём здесь метформин?», – спросите вы. По мнению некоторых учёных, метформин вызывает в организме приблизительно те же изменения, что и ограничение калорий: повышает чувствительность к инсулину, снижает уровень холестерина, улучшает физическое состояние. Да и экспрессия генов у грызунов, которых кормят метформином, напоминает таковую у животных, сидящих на низкокалорийной диете.

Так что учёные взялись проверить действие препарата на модельных организмах. Черви Caenorhabditis elegans, получавшие метформин, жили на 18–36% (в зависимости от дозы) дольше своих родичей из контрольной группы. Мыши – на 5%. Кстати, подобные эксперименты проводили и у нас в России, в НИИ онкологии им. Н. Н. Петрова. Учёные кормили метформином не обычных крыс, а породу, созданную специально для изучения гипертензии и сердечно-сосудистых заболеваний. У таких животных средняя продолжительность жизни увеличивалась на 37,8%. Геронтологи добрались даже до сверчков: у вида Acheta domesticus после лечения антидиабетическим препаратом максимальная продолжительность жизни составила 138% по сравнению с контрольной группой.

Следующим логичным шагом было бы проведение испытаний на людях. Результаты одного такого исследования уже опубликованы. Учёные проанализировали данныечеловек:болели диабетом и принимали метформин,– пили препараты сульфонилмочевины ибыли здоровы. Эти сведения получили не в ходе двойного слепого плацебо-контролируемого испытания, а из базы медицинской документации Clinical Practice Research Datalink. Результаты показали, что диабетики на метформине живут на 15% дольше здоровых людей. СМИ написали о лекарстве, способном продлевать жизнь, но некоторых учёных работа под названием «Могут ли люди с диабетом 2 типа жить дольше, чем здоровые люди?» совсем не впечатлила. Вот что сказал о ней профессор прикладной статистики британского Открытого университета (The Open University) Кевин Макконуэй (Kevin McConway):

«Заголовок статьи вводит в заблуждение, потому что тот, кто его прочтёт, может неверно его понять – на самом деле, это исследование не может ответить на заданный вопрос по причинам, которые я приведу ниже, и создаётся впечатление, словно у врачей есть основания рекомендовать метформин здоровым людям. Но в исследовании речь идёт вовсе не об этом.

В пресс-релизе Крейг Карри говорит «После того, как у человека развивается диабет, продолжительность его жизни, сокращается, в среднем, на 8 лет» и дальше объясняет, почему.

Если жизнь диабетиков настолько короче, чем у здоровых людей, каким образом они могут «жить дольше, чем те, кто не болеет диабетом», как говорится заголовках статьи и пресс-релиза?

Дело в том, что исследование посвящено периоду времени, когда больные диабетом получали метформин в качестве терапии первой линии (эту группу также сравнивают с теми, кто в качестве терапии первой линии получал препараты сульфонилмочевины). В какой-то момент многих пациентов переведут на терапию второй линии из-за того, что диабет или его симптомы ухудшились. Но в этот момент исследование попросту заканчивается.



Так что в цитате о сокращении продолжительности жизни у пациентов с диабетом 2 типа на 8 лет речь идёт обо всей жизни пациента после постановки диагноза, включая тот период, когда он находится на более агрессивной терапии второй линии. Но исследование учитывает только промежуток времени до изменения режима лечения. В ёмкий заголовок это не поместится, но важно отметить, что здесь не всё так просто.

Но если выживаемость диабетиков, принимающих метформин, значительно выше, чем выживаемость здоровых людей, пусть и на протяжении ограниченного периода времени, не означает ли это, что людям, которые не болеют диабетом, следует принимать метформин, чтобы жить дольше? Нет, не означает. Такое явное различие может быть связано не с метформином, а с чем-то другим. […]

Разница в выживаемости между диабетиками на метформине и контрольной группой была статистически значимой, но, в сущности, довольно маленькой и, вероятно, находится в пределах, которые можно объяснить остаточным искажением (влиянием других переменных, которые не учитываются в ходе анализа)».

Кроме того, было бы нечестно не упомянуть о том, что исследование финансировали фармацевтические компании AstraZeneca и Bristol-Myers Squibb. Сотрудники этих фирм имели доступ к данным исследования, хотя в статье говорится, что они не могли влиять на анализ, рецензирование или процесс публикации. Да и сами учёные довольно близко знакомы с фармацевтической индустрией. Пятеро работали в исследовательской консалтинговой компании Pharmatelligence, которая получает гранты от производителей лекарств. Ещё один был сотрудником Bristol-Myers Squibb. Само по себе это не делает результаты недостоверными, но, согласитесь, несколько настораживает. Особенно учитывая тот факт, что обе компании-спонсора производят метформин.

Так что без полноценных клинических испытаний в этом вопросе не разобраться. Одним из первых исследований о связи метформина и старения должно было стать «Изучение влияния метформина на продолжительность жизни» (Metformin in Longevity Study). Но с момента старта в 2014 году о нём не появилось никакой информации. Предварительные результаты предполагалось получить ещё два года назад, но с тех пор не вышло ни одной публикации.

На подходе ещё одно клиническое испытание – «Борьба со старением при помощи метформина» (Targeting age with Metformin, TAME). Это двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование – золотой стандарт, всё, как мы любим. В нём примут участие 3000 человек в возрасте от 65 до 79 лет. TAME довольно необычно по нескольким причинам. Во-первых, оно направлено на изучение того, чего как бы не существует. Старение, с медицинской точки зрения – не болезнь. Общепризнанного биомаркера, по которому можно было бы понять, замедляется ли этот процесс или нет, тоже нет. Поэтому цель исследования – определить, может ли метформин замедлить развитие возрастных заболеваний: сердечно-сосудистых, неврологических, онкологических, и так далее.



Учёные надеются, что им удастся создать прецедент, и в будущем FDA признает старение «показанием», состоянием, которое можно лечить.

«Я думаю, что FDA скорее воспримет то, что называется „сопутствующие заболевания“, чем нечто под названием „старение“, – говорит руководитель научной группы Нир Барзилай (Nir Barzilai). – Даже по нашему… по моему мнению, старость – это не болезнь. Это, знаете ли, человеческая природа! Мы рождаемся, умираем, а в промежутке – стареем… Я имею в виду: „Мне всё равно, как это называть, если я могу это отсрочить“».

Ещё одна необычная деталь – исследование не спонсируют ни фармацевтические компании, ни государство. Средства собирает Американская федерация по изучению старения (American Federation for Aging Research), пожертвование может внести любой желающий. По словам Барзилая, проведение клинических испытаний будет стоить «50 миллионов долларов, плюс-минус 20 миллионов». Результаты будут не скоро: какое-то время уйдёт на сбор денег, само исследование продлится 3-4,5 года, плюс время на обработку и публикацию данных. Но когда речь идёт о продлении жизни, можно и подождать.

Читать статьи по темам:

Выдели ее и нажми ctrl + enter

Читать также:

Наконец-то!

Группа биологов из Нью-йоркской Медицинской школы им. А.Эйнштейна подала в FDA заявку на одобрение геропротектора на основе метформина для клинических исследований на людях.



Зрелость миллиардера

Состоятельные люди по всему миру умудряются жить все дольше и вкладывают деньги в новые проекты по продлению жизни. Как они борются со старостью?

Сложности поиска пилюли бессмертия (7)

Уничтожение вступивших в фазу физиологического старения клеток с помощью сенолитиков уменьшает проявления дряхления и увеличивает продолжительности здоровой жизни.

Сложности поиска пилюли бессмертия (6)

В последние десятилетия было идентифицировано много соединений, положительно влияющих на продолжительность здоровой жизни. Здесь описаны несколько ключевых малых молекул.

Рапамицин снова подтвердил свои геропротекторные свойства

После трехмесячного курса рапамицина ожидаемая продолжительность жизни у немолодых (около 60 «человеческих» лет) мышей увеличилась на 60% по сравнению с контрольной группой.

Геропротекторы: самая полная база данных (1)

Geroprotectors представляет собой простую в обращении публичную базу данных, содержащую информацию о более чем 250 экспериментах, в которых изучались более 200 подтвержденных или потенциальных геропротекторов.



Электронное СМИ зарегистрировано 12.03.2009

Свидетельство о регистрации Эл № ФС

Источник: http://www.vechnayamolodost.ru/articles/raznoe/metformin-lekarstvo-ot-vsego/

Препарат метформин круто продлевает жизнь

Был проведён анализ исследований о влиянии на среднюю продолжительность жизни млекопитающих различных лекарственных препаратов

(среди них препарат метформин), а также витаминов, минералов и даже занятий бегом. Результаты представлены на следующем графике.



Влияние различных геропротекторов на среднюю продолжительность жизни млекопитающих (прирост в %). Из лекарств лидирует препарат метформин.

Как видно из графика, препарат метформин обладает наибольшей эффективностью среди известных науке лекарственных средств для продления жизни и уступает лишь немного низкокалорийной диете. Здесь наглядно показан ещё один аргумент в пользу метформина, как самого изученного средства продления жизни и замедления наступления старости. Препарат метформин спас от рака столько людей, сколько ни один препарат в мире. Мы уже подробно об этом писали . Интересный факт, что даже введение теломеразы, которая должна увеличивать теломеры и вызывать рост продолжительности жизни, всё равно не даёт такого эффекта как препарат метформин . Также интересно, что депренил, который, как раньше предполагалось, должен был давать колоссальный прирост продолжительности жизни, показал себя малоэффективным. Бег трусцой хоть и не сильно продлевает жизнь, но явно улучшает самочувствие. Селен доказано продлевает жизнь у людей на 7 лет. Аспирин предупреждает многие формы рака и сердечно-сосудистые заболевания — тем самым продлевает жизнь. Кроме того аспирин замедляет темпы прогресса возрастного угасания иммунитета .

Источник информации: книга известного доктора биологических наук Алексея Москалева «120 лет жизни – только начало: Как победить старение?» 2014 год.

Сегодня почти каждую неделю появляются всё новые открытия и появляются эффективные средства борьбы со старением. Наука идёт семимильными шагами. Рекомендуем Вам подписаться на новые статьи блога, чтобы быть в курсе.

Уважаемый читатель. Если Вы находите материал данного блога полезным и имеете желание, чтобы данная информация была доступна всем, то можете помочь в раскрутке блога, уделив этому всего пару минут Вашего времени. Для этого пройдите по ссылке.



Рекомендуем также прочитать:

Добавить комментарий Отменить ответ

Будем благодарны, если после прочтения статьи вы оставите свои комментарии. Ваше мнение очень важно для того, чтобы материал блога был более информативным, понятным и интересным.

26 комментариев к «Препарат метформин круто продлевает жизнь»

Дмитрий, добрый день! Попалась старая статья про депренил. all.bessmertie.ru/deprenil-1.shtml В Вашем блоге нашел упоминание о нем только в этой теме в таблице. Интересно ваше мнение о депрениле? Вы его сами пробовали?

Рекомендовать вам может только врач. Я могу лишь поделиться данными исследований

Марк. Депренил не пробовал. Он рецептурный. Но препараты, предлагаемые на этом блоге лучше.



Рекомендовать вам может только врач. Я могу лишь поделиться данными исследований

Марк. Сайт, который Вы указывали уже давно никто не ведёт. Он как брошенный корабль в просторах интернета. Был создан 15 лет назад. И вся информация, которая на нём есть уже давно устарела.

Рекомендовать вам может только врач. Я могу лишь поделиться данными исследований

А я кстати Курган-синтез пью. Как раз прочитал на всякий случай.

А что такое Курган-синтез?

Рекомендовать вам может только врач. Я могу лишь поделиться данными исследований



Дмитрий, добрый день, мужа пою метформином, у него наследственность по диабету, индекс массы тела 35, прочитала в инструкции что в период лечения метформином вообще нельзя употреблять алкоголь, а пьёт он его уже полгода, как быть? Это важный фактор?

Рекомендовать вам может только врач. Я могу лишь поделиться данными исследований

Важный. От бокала вина и даже двух ничего не будет, если анализ на креатинин в норме (то есть нет почечной недостаточности)

Пожалуйста подскажите, Дмитрий… Бокал вина, это сколько грамм — 100; 120 или 150… В разных статьях пишут по разному…?

Будет эфект если метформин принимать с сартанами…? Или противопоказано…?



Рекомендовать вам может только врач. Я могу лишь поделиться данными исследований

Эффект для чего. Если для профилактики онкологии, то не будет

Для продления жизни и похудения…

Метформин с пирацетамом, винпоцетином сочетается…?

Рекомендовать вам может только врач. Я могу лишь поделиться данными исследований



Будет эфект если метформин принимать с сартанами…? Или противопоказано…?

Дмитрий Веремеенко19.11.2017 в 15:39

Эффект для чего. Если для профилактики онкологии, то не будет

Дмитрий, а для продления жизни и похудения…?

Рекомендовать вам может только врач. Я могу лишь поделиться данными исследований



Для похудения да. Для продления жизни не будет, если уже похудеете

Пожалуйста подскажите, Дмитрий… Бокал вина, это сколько грамм — 100; 120 или 150… В разных статьях пишут по разному…?

Рекомендовать вам может только врач. Я могу лишь поделиться данными исследований

Бокал вина — это для чего Вам?

Дмитрий, на торжестве… в кругу друзей… И для продления жизни… С Праздником Вас и всех ваших…!



Бокал вина — это вы выше написали в комментах, что от него ничего страшного не будет 🙂

Пожалуйста подскажите, Дмитрий… Бокал вина, это сколько грамм — 100; 120 или 150… В разных статьях пишут по разному…?

Дмитрий Веремеенко21.11.2017 в 11:22

Бокал вина — это для чего Вам?

Иван21.11.2017 в 14:59



Дмитрий, на торжестве, кругу друзей…? И для продления жизни…?

Рекомендовать вам может только врач. Я могу лишь поделиться данными исследований

Я не считаю, что бокал вина средство для продления жизни, так как алкоголь вызывает 9 видов рака, несмотря на то, что в малых дозах может уменьшать смертность от ССЗ

В исследованиях я раньше встречал 50 мл в бокале.

Дмитрий, мне один врач сказал, что депренил увеличивает максимальную продолжительность жизни на несколько десятков процентов и ещё добавил, что из всех препаратов только он способен радикально продлить жизнь. Каково ваше мнение? Он действительно продлевает жизнь на десятки процентов?

Рекомендовать вам может только врач. Я могу лишь поделиться данными исследований

Врач не прав. Многие препараты намного лучше продлевали жизнь, чем депренил. Кроме того депренил — это как рулетка. Может продлить и может сильно сократить.

Ну и чтобы совсем поставить точку в этом разделе, посмотрим, как на животных одна доза известного вещества, повышающего уровень нейромедиаторов, продлевала жизнь, а другая доза наоборот сокращала. А какая доза будет продлевать жизнь людей? А какая доза продлит именно Вашу жизнь? Не правда ли слишком много «какая доза»?

Так в одном исследовании 70 крысам линии фишер кололи известный ингибитор МАО депренил (он же селегилин) 3 раза в неделю со второй половины их жизни. Такие интервенции продлили среднюю продолжительность жизни крысам на 15%.

В другом исследовании повысили немного дозу депренила. В итоге крысы прожили наоборот. меньше.

В прошлых исследованиях расхождения в результатах попытались объяснить тем, что существует некая эффективная доза для депренила. Вот и как понять какая доза будет эффективной для большинства людей? И какая будет эффективной именно для Вас? И не убьёт ли Вас та же доза, которая эффективна для большинства людей?

Добавить комментарий Отменить ответ

Будем благодарны, если после прочтения статьи вы оставите свои комментарии. Ваше мнение очень важно для того, чтобы материал блога был более информативным, понятным и интересным.

Оглавление

Подписка на новости

Хотите получить шанс реально увидеть мир будущего своими глазами? Если да, то вам нужно жить долго и сильно замедлить старение своего организма. Для того, чтобы это сделать, предлагаем участвовать в программе «Нестарение».

Помощь для блога

Для того, чтобы блог существовал, нужно платить за доменное имя, за хостинг, за продвижение. Если у вас есть желание помочь с оплатой хостинга, доменного имени, то можете перечислить пожертвования на счёт Я ндекс. Деньги:и сообщить об этом по почте. Узнайте, как ещё можно помочь развитию блога.

Книга о долголетии

Дорогие читатели! Хочу представить вам книгу одного из ведущих в России и в мире учёных в области борьбы со старением «Кишечник долгожителя. 7 принципов диеты, замедляющей старение»

ЭКГ сердца на дому

Цель этого блога

  • Всё началось в 2005 году, когда учёными было замечено, что один из видов млекопитающих никогда функционально не стареет — это был «голый землекоп».
  • До 2005 года люди поиском таких животных просто не занимались. С детства каждый из нас привык к мысли, что всех живых существ в этом мире ожидают старость и смерть. Многие годы мы принимали старение за норму и не замечали, что вокруг живёт много животных, которые функционально не стареют, имеют высокую продолжительность жизни и умирают функционально молодыми: голый землекоп, летучая мышь, гренландский кит, крокодил, азиатский слон, галапагосская черепаха, акула, карп и морской окунь, гидра, морской ёж, моллюск арктика исландика, многие виды птиц.
  • Именно после 2005 года в возможность остановить процесс функционального старения человека, радикально увеличить продолжительность жизни поверили многие учёные геронтологи.

Источник: http://nestarenie.ru/metformin-prodlevaet-zhizn.html

Метформин как перспективный геропротектор (обзор литературы)

О статье

Для цитирования: Гуляев А.Е., Нургожин Т.С., Ермекбаева Б.А., Кушугулова А.Р., Жаугашева С.К., Супиев А.Т., Кенесары А.У., Нургожина Э.Б. Метформин как перспективный геропротектор (обзор литературы) // РМЖ. 2011. №31. С. 1986

В англоязычной научной литературе любое вмешательство, которое может задержать развитие возрастных изменений, принято обозначать термином «anti–agingmedicine», в русскоязычной литературе это понятие включает термин «геронтология». Фармакологические субстанции, которые теоретически могут продлевать жизнь, в англоязычной литературе принято называть «anti–agingdrugs», что соответствует использующемуся в русскоязычной литературе термину «геропротекторы». На сегодняшний день предполагать, что какой–либо конкретный, уже известный геропротектор будет достоверно замедлять, останавливать или поворачивать вспять процесс старения организма человека, рискованно. Сомнения в эффективности вмешательства в процесс старения усугубляются и отсутствием общепринятого определения самого старения, и отсутствием нормы для биомаркеров, которыми пытаются измерить скорость процесса. Однако поиск в данном направлении, безусловно, интересен и привлекателен с общечеловеческих позиций.

Итак, геропротекторы (дословный перевод «защищающие от старости») – общее название для группы веществ, в отношении которых обнаружена способность увеличивать продолжительность жизни (ПЖ) животных.

Возможность продления жизни в эксперименте была продемонстрирована для многих геропротекторов, включая антиоксиданты, хелатные агенты, латирогены (вещества, препятствующие образованию сшивок, в частности молекул коллагена соединительной ткани), адаптогены, нейротропные препараты, ингибиторы моноаминоксидазы, глюкокортикоиды, дегидроэпиандростерон, половые гормоны, гормон роста, мелатонин, препараты эпифиза, ингибиторы биосинтеза белка, антидиабетические средства, тимические гормоны, иммуномодуляторы и энтеросорбенты, а также миметики супероксиддисмутазы и каталазы [1–3]. Многие натуральные пищевые добавки и синтетические препараты, особенно некоторые антиоксиданты, витамины и гормоны, стали в последние годы предметом активной коммерческой эксплуатации, несмотря на отсутствие серьезных научных доказательств их эффективности [4]. По мнению многих авторов, на сегодня нет ни одного химического геропротектора, позитивный эффект которого был бы неоспоримо доказан (из чего, впрочем, не следует, что их не может быть в принципе) [5].

Среди причин, не позволивших до сих пор разработать «истинные» геропротекторы, – отсутствие средств, предоставляющих возможность надежно идентифицировать их эффект в эксперименте. Исторически единственным критерием, позволяющим судить об эффективности геропротекторов, является увеличение с их помощью ПЖ экспериментальных животных. Однако увеличение ПЖ как таковое вряд ли может являться эффективным критерием истинного геропротекторного действия изучаемых субстанций. Известно, что продление жизни было неоднократно выявлено при использовании таких препаратов, относить которые к геропротекторам нет никаких оснований, – ДДТ, радиоактивная пыль и т.д. [6]. Причиной подобных эффектов принято считать гормезис – позитивное влияние малых доз определенных субстанций или воздействий, которые в больших дозах имеют негативное влияние на организм [7]. Гормезис неоднократно был продемонстрирован при добавлении в корм экспериментальным животным и в качестве подкормки растениям таких веществ, как гербициды, пестициды, инсектициды, углеводороды, этанол, растворители и т.д. [8].

В последние годы активно обсуждается возможность использования горметического эффекта в геронтологии [9,10]. Результаты многих экспериментальных и эпидемиологических исследований показали, что гормезис может являться эффективным средством противодействия разным возраст–зависимым патологиям, включая диабет, рак, кардиоваскулярные и нейродегенеративные заболевания. Показано, что в процессе гормезиса важную роль играют экстраклеточные сигнальные молекулы, такие как кислород, монооксид углерода, оксид азота, нейротрансмиттерглутамат, ион кальция и фактор некроза опухоли [11].

Клеточные и молекулярные механизмы гормезиса в последние годы являются предметом активного изучения. Показано, что важную роль в его проявлении играют активация сигнальных путей факторов роста, синтез белков теплового шока и ситруинов, индукция антиоксидантных и репаративных систем, активация мембранных рецепторов, стимуляция иммунной системы, компенсаторная клеточная пролиферация и некоторые другие механизмы [12,13]. В геронтологическом отношении наиболее важным является то, что с помощью гормезиса можно продлевать жизнь экспериментальных организмов. Увеличение ПЖ в эксперименте было обнаружено как при использовании разных «мягких» стрессов (облучения, холодового и теплового шока, гипергравитации и т. д.) [14], так и при применении химических субстанций (антибиотиков, гербицидов, пестицидов, тяжелых металлов и углеводородов) [15].

Обычно предполагается, что способность геропротекторов продлевать жизнь связана с их специфическим действием на механизмы, определяющие темп старения. Альтернативным объяснением подобных эффектов может быть индукция у организмов, перенесших стресс, горметического адаптивного ответа. В современной геронтологической литературе общепринято, что благоприятные эффекты геропротекторов объясняются их специфическим действием на определенные механизмы, детерминирующие темп старения. Например, в соответствии со свободнорадикальной теорией старения [16], свободные радикалы, образующиеся в процессе метаболизма, повреждают ДНК, белки, мембраны и другие структуры клеток, приводя к возраст–зависимому снижению функциональных возможностей организма, а антиоксиданты могут, нейтрализуя свободные радикалы, замедлять процесс старения. Однако большинство антиоксидантов многофункциональны. Например, витамин С может действовать в качестве антиоксиданта, хелатирующего агента, восстановителя (reducingagent) и поглотителя кислорода (oxygenscavenger) [17]. Таким образом, эффекты геропротекторов вряд ли могут быть следствием их действия по единственному специфическому («anti–aging») механизму.

По состоянию на начало 2011 г. выделяют более 30 веществ, обладающих такими свойствами. В частности, к геропротекторам относят:

• ресвератрол и другие полифенолы растительного происхождения;

• антиоксиданты (витамины А, Е и С, каротиноиды, липоевая кислота, кофермент Q, микроэлемент селен и др.);

• ингибиторы биосинтеза белка (оливомицин, актиномицин);

• гормоны (гормон роста, гормоны щитовидной железы, гормоны коры надпочечников, половые гормоны, мелатонин);

• пептидные биорегуляторы (тималин, эпиталамин);

• бигуаниды (метформин, фенформин);

• адаптогены (препараты женьшеня и элеутерококка).

В отличие от гериатрических средств, предназначенных для лечения заболеваний у пожилых или улучшения качества жизни, геропротекторы могут применяться в молодом и зрелом возрасте. Однако вопрос о безопасности их длительного применения требует еще дополнительного изучения. Существует значительное число теорий, описывающих молекулярные механизмы старения, и столь же значительное число геропротекторов, предложенных на основании этих теорий. Но на современном этапе не найдено идеальных способов коррекции и регулировки механизмов старения. Имеющиеся в литературе данные о геропротекторах весьма фрагментарны, противоречивы и часто ненадежны, – как с точки зрения адекватности проведения такого рода исследований, так и их интерпретации.

В итоге приходится констатировать, что известно совсем немного веществ, геропротекторные свойства которых можно считать с достаточной надежностью установленными. Среди них особого внимания заслуживает метформин.

Результаты исследований на млекопитающих привели к предположению, что гипергликемия и гиперинсулинемия являются важными факторами как в процессах старения, так и в развитии рака. Кроме того, определено, что эффект удлинения жизни при ограничении калорий связан со снижением уровня IGF–1 [18]. Эти экспериментальные факты положили начало поиску геропротекторов среди антидиабетических препаратов, основанием являлось утверждение, что лекарственные препараты, которые снижают уровень инсулина и глюкозы, могут обладать потенциалом миметиков – эффектом ограничения калорийности (calorierestrictionmimetics – (CR)) [19–21]. CR–эффект реализуется в активации AMPK (adenosinemonophosphate (AMP)–activatedproteinkinase) и ингибировании mTOR/S6K1, сопровождающихся выраженной стимуляцией аутофагии.

Недавно C. Selman и соавт. показали, что потеря рибосомного белка S6 kinaseS6K1 (мишени mTOR) под действием фармакологических средств может обеспечить эффект долголетия млекопитающих [22]. Поскольку бигуаниды и, в частности, метформин, используются в лечении диабета для подавления глюконеогенеза и повышения чувствительности к инсулину, т.е. являются типичными CR–миметиками [23], именно эта группа препаратов исследуется наиболее интенсивно.

К настоящему времени установлено, что бигуаниды частично имитируют CR–транскрипционный ответ у мышей [24] и увеличивают среднюю ПЖ [25]. Кроме того, ряд исследований показал, что метформин, фенформинибуформин задерживают возникновение и тормозят развитие опухолей [26–28]. Однако относительно испытаний метформина как миметика CR на фоне нормальной диеты и у здоровых животных, а не на моделях заболеваний известно меньше. Так, описан эффект длительного применения метформина (300 мг/кг/сут.) у здоровых крыс–самцов Fischer–344 на фоне стандартной диеты. D.L.Jr. Smith, T.R. Nagy и D.B. Allison [29] установили, что метформин только незначительно увеличивал ПЖ по сравнению с контролем. Сходные результаты в отношении самцов экспериментальных животных получены и V.N. Anisimov: длительное лечение инбредных 129/Sv мышей метформином (100 мг/кг в питьевой воде) привело к снижению на 13,4% средней ПЖ самцов мышей и к некоторому увеличению средней ПЖ самок мышей (на 4,4%). Лечение метформином не влияло на спонтанную заболеваемость опухолями самцов 129/Sv мышей, но снизило в 3,5 раза заболеваемость злокачественными новообразованиями у самок мышей, и в то же время несколько стимулировало появление доброкачественных сосудистых опухолей (табл. 1) [30,31].

В клиническом исследовании установлено, что метформин уменьшает риск появления когнитивных нарушений у пожилых пациентов 76±6 лет, а розиглитазон потенцирует это действие метформина [41].

Метформин–индуцированное подавление гиперэкспрессии HER2 происходит через AMPK (5’АМФ–активируемая протеинкиназа (АМФК, англ. AMPactivatedproteinkinase, AMPK) – клеточная протеинкиназа, контролирующая энергетический баланс клетки) независимое ингибирование активности p70S6K1 киназы, которая является эффектором mTOR. К тому же инкубирование с веществами, подавляющими продукцию активных форм кислорода (АФК) (например, N–ацетилцистеином), значительно усиливает способность метформина снижать экспрессию HER2. Эти данные позволяют предполагать, что метформин можно использовать в качестве профилактического средства для HER2–положительного рака груди.

Усиление ингибирования mTOR/p70S6K1 в сочетании с подавлением продукции АФК представляет собой ранее неизвестную связь антивозрастного и антиопухолевого действия метформина. Популяционные исследования на человеке показали, что использование антидиабетического средства метформина значительно снижает риск рака молочных желез, онкоген HER2 может представлять собой мишень для метформина в отношении его противоопухолевого действия [42].

Популяционные исследования продемонстрировали, что использование антидиабетического средства метформина значительно снижает риск рака груди. Исследования на животных показали, что метформин подавляет развитие карциномы молочной железы у трансгенных мышей женского пола, влияя на онкоген HER2 (рецептор эпидермального фактора роста), что не наблюдается при спонтанных опухолях [43]. Испанские ученые из Catalan Institute of Oncology (ICO), Girona Biomedical Research Institute (IdIBGi), Dr. J. Trueta (University Hospital of Girona) выяснили, что онкоген HER2 может представлять собой мишень для метформина в отношении его противоопухолевого действия [44]. Во–первых, гиперэкспрессия HER2 значительно усиливает метформин–индуцированное ингибирование роста клеток рака груди. Во–вторых, применение метформина радикально снижает уровень белка HER2 (на 85%). Метформин–индуцированное ингибирование HER2 происходит независимо от молекулярного механизма, приводящего к гиперэкспрессии HER2 (т.е. человеческая HER2 кДНК запускается вирусным промотором, что приводит к амплификации (увеличению числа копий) гена HER2). Метформин–индуцированное подавление гиперэкспрессии HER2 происходит через AMPK–независимое ингибирование активности p70S6K1, которая является эффектором mTOR.

Сочетание кРНК (cRNA, РНК, полученная от кДНК) и миРНК (siRNA)–индуцированной блокады активности/экспрессии AMPK не предотвращает анти–HER2 эффект, в то время как гиперактивация AMPK после действия аналога АМФAICAR является недостаточной для подавления гиперэкспрессии HER2. HER2–положительные клетки рака груди, подвергнутые трасфецированию siRNA p70S6K1, становятся невосприимчивыми к метформин–индуцированной супрессии. К тому же инкубирование с веществами, подавляющими продукцию активных форм кислорода (АФК) (например, N–ацетилцистеином), значительно усиливает способность метформина снижать экспрессию HER2 [44,45]. Эти данные позволяют предполагать, что метформин можно использовать в качестве профилактического средства для HER2–положительного рака груди.

Кроме того, присутствие или отсутствие таких молекулярных маркеров, как гиперэкспрессия HER2 и/или гиперактивация p70S6K1, может определять отличия в ответе на терапию метформином на ранних стадиях рака груди. Усиление ингибирования mTOR/p70S6K1 в сочетании с подавлением продукции АФК представляет собой ранее неизвестную связь антивозрастного и антиопухолевого действия метформина.

В настоящее время, по мнению M.V. Blagosklonny [46], задача состоит в том, чтобы определить минимальные дозы метформина (и особенно для комбинации с низкими дозами рапамицина), пригодные для клинического использования с целью торможения процесса старения, не вызывая побочных эффектов.

1. Anisimov V. N. Life span extension and cancer risk: myths and reality // Exp. Geront. 2001. Vol. 36. P. 1101–1136.

2. Melov S., Ravenscroft J., Malik S. et al. Extension of life–span with superoxide dismutase/catalase mimetics // Science. 2000. Vol. 289. P. 1567–1569.

3. Blagosklonny M.V. An anti–aging drug today: from senescence–promoting genes to anti–aging pill // Drug Discov Today. 2007 Mar;12(5–6):218–24.

4. Olshansky S. J., Hayflick L., Carnes B. A. No truth to the fountain of youth // Sci. Amer. 2002. Vol. 286. P. 92–95.

5. Spindler S. R. Caloric restriction, longevity and the search for authentic anti–aging drugs // In: Anti–aging therapy for plastic surgery / Eds B. Kinney and J. Carraway. St. Louis: Quality Medical Publishing Inc., 2003. P. 63–72.

6. Neafsey P. J. Longevity hormesis. A review // Mech. Aging Dev. 1990. Vol. 51. P. 1–31.

7. Mattson M. P. Hormesis and disease resistance: activation of cellular stress response pathways // Hum. Exp. Toxicol. 2008. Vol. 27. P. 155–162.

8. Cook R., Calabrese E. The importance of hormesis to public health // Environm. HlthPerspect. 2006. Vol. 114. P. 1631–1635

9. Le Bourg E., Rattan S. I. S. Hormesis and aging: What’s the deal? // In: Mild Stress and Healthy Aging. Eds. Eric Le Bourg and Suresh I. S. Rattan. Netherlands: Springer, 2008. P. 1–4.

10. Gems D., Partridge L. Stress–response hormesis and aging: «that which does not kill us makes us stronger» // Cell Metab. 2008. Vol. 3. P. 200–203. Rattan S. I. S. Hormetic interventions in aging // J. Pharmacol. Toxicol. 2008. Vol. 3. P. 27–40.

11. Mattson M. P. Hormesis and disease resistance: activation of cellular stress response pathways // Hum. Exp. Toxicol. 2008. Vol. 27. P. 155–162.

12. Vaiserman A. M. Irradiation and hormesis // In: Mild stress and healthy aging: Applying hormesis in aging research and interventions / Eds E. Le Bourg and S. I. S. Rattan. Dordrecht, Netherlands: Springer, 2008. P. 21–41.

13. Cook R., Calabrese E. The importance of hormesis to public health // Environm. HlthPerspect. 2006. Vol. 114. P. 1631–1635.

14. Minois N. Longevity and aging: beneficial effects of exposure to mild stress // Biogerontology. 2000. Vol. 1. P. 15–29.

15. Neafsey P. J. Longevity hormesis. A review // Mech. AgingDev. 1990. Vol. 51. P. 1–31.

16. Кольтовер В. К. Свободнорадикальная теория старения: исторический очерк // Успехи геронтол. – 2000. – Т. 4. – С. 33–40.

17. Aliste A. J., Del Mastro N. L. Ascorbic acid as radiation protector on polysaccharides used in food industry // Colloids and Surfaces A: Physicochemical and Engineering Aspects. 2004. Vol. 249. P. 131–133.

18. Smith D.L. Jr., Nagy T.R., Allison D.B. Calorie restriction: what recent results suggest for the future of ageing research // Eur J Clin Invest. 2010 May;40(5):440–50.

19. Ingram D.K., Anson R.M., de CR, Mamczarz J., Zhu M., Mattison J., Lane M.A., Roth G.S. Development of calorie restriction mimetics as a prolongevity strategy. // Ann N Y Acad Sci. 2004;1019:412–423;

20. Ingram D.K., Zhu M., Mamczarz J., Zou S., Lane M.A., Roth G.S., de Cabo R. Calorie restriction mimetics: an emerging research field. Aging Cell. 2006;5:97–108;.

21. Roth G.S., Ingram D.K., Lane M.A. Caloric restriction in primates and relevance to humans. // Ann N Y Acad Sci. 2001;928:305–315.

22. Selman C., Tullet J.M., Wieser D., Irvine E., Lingard S.J., Choudhury A.I., Claret M., Al–Qassab H., Carmignac D., Ramadani F., Woods A., Robinson I.C., Schuster E., Batterham R.L., Kozma S.C., Thomas G., Carling D., Okkenhaug K., Thornton J.M., Partridge L., Gems D., Withers D.J. Ribosomal protein S6 kinase 1 signaling regulates mammalian life span. // Science.2009; 326: 140–144.

23. Radziuk J., Bailey C.J., Wiernsperger N.F., Yudkin J.S. Metformin and its liver targets in the treatment of type 2 diabetes. // Curr Drug Targets Immune Endocr Metabol Disord. 2003;3:151–169.

24. Dhahbi J.M., Mote P.L., Fahy G.M., Spindler S.R. Identification of potential caloric restriction mimetics by microarray profiling. // PhysiolGenomics. 2005 Nov 17;23:343–350.

25. Onken B., Driscoll M. Metformin induces a dietary restriction–like state and the oxidative stress response to extend C. elegansHealthspan via AMPK, LKB1, and SKN–1. PLoS ONE. 2010;5:e8758.

26. Anisimov V.N., Semenchenko A.V., Yashin A.I. Insulin and longevity: antidiabeticbiguanides as geroprotectors. // Biogerontology. 2003;4:297–307.;

27. Anisimov V.N. Effect of buformin and diphenylhydantoin on the life span, estrous function and spontaneous tumor incidence in rats. // Vopr Onkol. 1980;26:42–48.

28. Ma T.C., Buescher J.L., Oatis B., Funk J.A., Nash A.J., Carrier R.L., Hoyt K.R. Metformin therapy in a transgenic mouse model of Huntington’s disease. // Neurosci Lett. 2007 Jan 10;411:98–103.

29. Smith D.L. Jr., Nagy T.R., Allison D.B. Calorie restriction: what recent results suggest for the future of ageing research // Eur J Clin Invest. 2010 May;40(5):440–50.

30. Anisimov V.N., Piskunova T.S., Popovich I.G., Zabezhinski M.A., Tyndyk M.L., Egormin P.A., Yurova M.V., Rosenfeld S.V., Semenchenko A.V., Kovalenko I.G., Poroshina T.E., Berstein L.M. Gender differences in metformin effect on aging, life span and spontaneous tumorigenesis in 129/Sv mice // Aging (Albany NY). 2010 Dec;2(12):945–58.

31. Anisimov V.N. Metformin for aging and cancer prevention // Aging (Albany NY). 2010 Nov;2(11):760–74.

32. Dilman V.M., Anisimov V.N. Effect of treatment with phenformin, dyphenylhydantoin or L–DOPA on life span and tumor incidence in C3H/Sn mice. // Gerontology. 1980;26:241–245.

33. Anisimov V.N., Berstein L.M., Egormin P.A., Piskunova T.S., Popovich I.G., Zabezhinski M.A., Kovalenko I.G., Poroshina T.E., Semenchenko A.V., Provinciali M., Re F., Franceschi C. Effect of metformin on life span and on the development of spontaneous mammary tumors in HER–2/neu transgenic mice. // ExpGerontol. 2005;40:685–693.

34. Anisimov VN, Egormin PA, Piskunova TS, Popovich IG, Tyndyk ML, Yurova MN, Zabezhinski MA, Anikin IV, Karkach AS, Romanyukha AA. Metformin extends life span of HER–2/neu transgenic mice and in combination with melatonin inhibits growth of transplantable tumors in vivo. Cell Cycle. 2010;9:188–197.

35. Anisimov V.N., Berstein L.M., Egormin P.A., Piskunova T.S., Popovich I.G., Zabezhinski M.A., Tyndyk M.L., Yurova M.N., Kovalenko I.G., Poroshina T.E., Semenchenko A.V. Metformin slows down aging and extends life span of female SHR mice. // Cell Cycle. 2008;7:2769–2773.

36. Popovich I.G., Zabezhinski M.A., Egormin P.A., Tyndyk M.L., Anikin I.V., Spasov A.A., Semenchenko A.V., Anisimov V.N. Insulin in aging and cancer: new antidiabetic drug Diabenol as geroprotector and anticarcinogen. // Int J Biochem Cell Biol. 2005;37:1117–1129.

37. Ma T.C., Buescher J.L., Oatis B., Funk J.A., Nash A.J., Carrier R.L., Hoyt K.R. Metformin therapy in a transgenic mouse model of Hungtington’s disease. //Neurosci Lett. 2007;411:98–103.

38. Anisimov V.N., Piskunova T.S., Popovich I.G., Zabezhinski M.A., Tyndyk M.L., Egormin P.A., Yurova M.V., Rosenfeld S.V., Semenchenko A.V., Kovalenko I.G., Poroshina T.E., Berstein L.M. Gender differences in metformin effect on aging, life span and spontaneous tumorigenesis in 129/Sv mice // Aging (Albany NY). 2010 Dec;2(12):945–58.

39. Anisimov V.N., Semenchenko A.V., Yashin A.I. Insulin and longevity: antidiabeticbiguanides as geroprotectors. // Biogerontology. 2003;4:297–307.

40. Smith D.L., Elam C.F., Mattison J.A., Lane M.A., Roth G.S., Ingram D.K., Allison D.B. Metformin supplementation and life span in Fischer–344 rats. // J. Gerontol. Biol. Sci. 2010;65A:468–474.

41. Abbatecola A.M., Lattanzio F., Molinari A.M., Cioffi M., Mansi L., Rambaldi P., DiCioccio L., Cacciapuoti F., Canonico R., Paolisso G. Rosiglitazone and cognitive stability in older individuals with type 2 diabetes and mild cognitive impairment // Diabetes Care. 2010 Aug;33(8):1706–11.

42. Vazquez–Martin A., Oliveras–Ferraros C., Menendez J.A. The antidiabetic drug metformin suppresses HER2 (erbB–2) oncoprotein overexpression via inhibition of the mTOR effector p70S6K1 in human breast carcinoma cells // Cell Cycle. 2009 Jan 1;8(1):88–96.

43. Anisimov V.N. Metformin for aging and cancer prevention // Aging (Albany NY). 2010 Nov;2(11):760–74.

44. Menendez J.A., Cufi S., Oliveras–Ferraros C., Vellon L., Joven J., Vazquez–Martin A. Gerosuppressant Metformin: less is more // Aging (Albany NY). 2011 Apr;3(4):348–62.

45. Chan N.N., Feher M.D. Metformin and ageing diabetic patients // Age Ageing. 2000 Mar;29(2):187.

46. Blagosklonny M.V. Metformin and sex: Why suppression of aging may be harmful to young male mice // Aging (Albany NY). 2010 Dec;2(12):897–9.

Гастродуоденальные кровотечения в последнее десятилетие лидируют среди осложнений язвенной.

Анализ состояния здоровья новорожденных свидетельствует о неуклонном росте инфекционной за.

© «РМЖ (Русский Медицинский Журнал)»

Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам

  • Медицинские калькуляторы
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Видеоконференции и многое другое

Зарегистрироваться

Источник: http://www.rmj.ru/articles/endokrinologiya/Metformin_kak_perspektivnyy_geroprotektor_obzor_literatury/

Геропротекторы метформин

×